Глава 4. Разговор по душам

В здании бизнес-центра, то есть в самом институте, Идит и Замбель направились в местный ресторан, где их ждал горячий завтрак. Они молча расправились с блинчиками, и только после этого Идит уняла нервную дрожь. Идит никак не отреагировала на отеческие объятия Замбеля, ей было всё равно. Страх и ненависть переросли в равнодушие. Отец казался ей таким же неполноценным человеком, как и другие люди, которыми они владели в прямом смысле этого слова. Только масштабы этого владения были планетарными.

Сделав глоток ароматного кофе, Замбель решился завязать разговор:

- Ты как, дочка? – Он действительно испугался за её судьбу. В этот момент он был намного человечнее, чем всегда. В каждом, наверное, есть что-то хорошее, но только в Замбеле этого было очень мало. И это маленькое сейчас вырвалось наружу.

Софья не ответила, а только устало сделала глоток и вздохнула. Замбель махнул рукой и официант принёс плед. Замбель укрыл дочь пледом и спросил вновь:

- Ты как, Идит?

- Нормально папа. Просто испугалась. – Идит играла, в её душе был холод. Гнев, страх, равнодушие ушли. Они переросли в новое качество – это холодный расчёт и жажда свершения только собственных желаний. Всё обесцветилось, она просто смотрела и понимала, что хочет услышать человек и давала ему это, но одновременно с этим, она думала совсем о другом, вынашивая план убийства отца.

Нельзя сказать, что Замбель не заслуживал смерти. Его преступления, даже по современным законам тянули на тюремное заключение не на один век. Но, несмотря на всю его жестокость, та жестокость, с которой относилась к нему собственная дочь, была просто детским капризом. Поистине дочь превзошла своего отца.

- Правда папа, я в порядке, хорошо что ты меня спас. – ласково проворковала Идит.

- Ну, хорошо, если бы у Бесова была семья, я бы вырезал всех его родственников до пятого колена. – по мнению Замбеля это должно было сказать, как он любит дочь.

Софья вновь ничего не ответила, а стала греть руки о чашку с кофе. После некоторого молчания она заговорила:

- Ладно папа, я впредь буду осторожна.

- Нет. Впредь с тобою будут охранники. Теперь ты важная птица, директор института. Тебе по рангу полагается охрана. – Замбель улыбнулся и отдал мысленный приказ. Через несколько минут пришли три молодых и внушительного роста парней в форме гвардейцев Замбеля. Они были коротко стрижены и были немного похожи друг на друга. Особых отличительных черт не было, разве что имели разного цвета волосы, один чёрные, другой каштановые, третий был блондином. С чёрными волосами, по-видимому, был среди них главным.

- Это твоя личная охрана и исполнители. – Замбель вновь отдал мысленный приказ, и один из гвардейцев спросил Идит:

- Как к вам обращаться госпожа?

- Софья Романова, просто госпожа Софья.

Гвардеец кивнул и остался стоять на месте.

- А как ими управлять папа? – Софья переводила взгляд то на отца, то разглядывала молодых людей. – Они что, исполнят любой мой приказ?

- Да, управлять ими просто, запомни их хорошо, потом сосредоточься и мысленно отдай приказ. Всё. Но пользуйся разумно.

Софья посмотрела на гвардейцев и те удалились. Минут через тридцать, когда Идит и отец выпили ещё чашечку кофе и разбавили это отвлечёнными разговорами, гвардейцы вернулись и были одеты в серые костюмы. Они стали похожи на качков-бизнесменов, разве что не хватало кожаного портфеля.

- Ты зачем их переодела? – отец улыбнулся.

- Очень просто, что бы они не выделялись из толпы, тогда им будет проще меня защищать и выявлять потенциальных агрессоров.

- Умно, но если бы они были в форме, то никто бы и не подошёл.

- Но тогда врагов выявить будет сложнее. – Идит улыбнулась.

- Ладно, твои гвардейцы, делай, что считаешь нужным. Но в остальном пока я не даю тебе полномочий действовать без моего ведома.

- Хорошо папа. – Идит вновь улыбнулась, но за этой улыбкой скрывалась насмешка.

- Тогда пойдём, я покажу тебе занятия или можем перенести на завтра… - Замбель поставил кружку на столик.

- Нет, пойдём. Это не должно влиять на наши дела.

В душе Замбель радовался, что дочь так тверда и конечно умна, но он не видел, что воспитал монстра, который превзошёл его, как и всякий человек, вырастая из младенца превосходит своих родителей и должен становится лучше. Но здесь была перевёрнутая шкала ценностей и понимания добра и зла.

© 2018 Все права защищены Александр Каракулько